Предисловие

Кто вникал в существо науки и неукоснительно следовал за ее ходом, тот знает, что она недолго довольствуется теми мыслями, в которых недавно была развита, и теми книгами, в которых писатели думали запереть ее, как в волшебном круге. Она сделала шаг вперед — и предписанные ей пределы уже назади, ткань мыслей неполна, книга устарела. Так жестоко шутит наука над человеческим мышлением и Гуттенберговым искусством! По моему мнению, теорию науки надлежало бы печатать за день до смерти, как пожизненный отчет потомкам в умственной деятельности их предка. Так думал я более десяти лет и развивал свою идею только для себя и своих слушателей ex officio. Но старость не за горами, жизнь коротка, и конец ее неизвестен: пора, кажется, позаботиться и об отчете и оправдаться даже пред теми людьми, которые судят о науке и ученых только по печатным документам. Таково побуждение, располагающее меня к изданию моей системы. Знаю, что труд мой недостаточен, но я сделал что мог; наука есть достояние веков, а не частных лиц; другие сделают более.

 

Предлагаемое теперь читателям введение в философию заключает в себе мои мысли вообще о философии и об образе систематического ее развития. Внешняя цель сей книги, конечно, — не в свете, где философия еще не пользуется расположением, а в школе; однако же моей книге хотелось бы также доказать свету, что те противоречат сами себе, которые, любя науки (хотя бы-то опытные) и желая им успехов, преследуют теорию вообще и философию в частности.