Глава 5. Образ дела. Мастыра

Думая, разум решает задачи. Поскольку это не школьные математические или физические задачи, а задачи выживания, их можно рассматривать как дела, которые мы делаем. Поэтому образ условий задачи – это образ дела. Мазыки звали дела Мастырами, соответственно Мастырами звались и образы дел. Иногда могло прозвучать про дело и слово Мастырь, но чаще это относилось к образу себя внутри дела. Делать же дела – это мастырить.

Образы дел, а значит, и образы условий задач, по своей природе – это усеченные образы миров. То есть тот же самый Образ мира, Стодень, как говорили мазыки, но взятый лишь в той части, которая нужна для решения задачи. Естественно, что задачи не всегда решаются успешно. И часто это происходит именно потому, что мы неверно поняли или описали их условия. В таком случае Мастыра меняется, дорабатываясь и расширяясь.

Это значит, что в таких случаях она вбирает в себя больше черт из Образа мира. Отсюда следует, что образы дел или условий задач полностью зависимы от Образа мира. И если мы хотим их глубоко понять, понять их природу и устройство, нам надо изучать природу и устройство Образа мира, точнее, образов миров, поскольку их у человека несколько.

Я подробнее писал об Образе мира в других работах и напишу еще тогда, когда буду рассказывать о прикладной работе, связанной с образами мира. Поэтому в этой части я ограничусь лишь тем, что образы мира – это отнюдь не то, что психология описывает как модели или картины мира. Образ мира – даже не понятие, в отличие от того, о чем говорит наука. Это само устройство нашего сознания вместе с его содержанием.

Образ мира столь огромен и вездесущ, что мы его просто не замечаем, как воздух. Он – всё, а поэтому ничто. Он данность, с которой нельзя спорить, поскольку его как бы и нет. Чтобы понять эту вездесущесть и обязательность образа мира, сделайте упражнение: подойдите к стене, соберитесь с духом и попробуйте прыжком проскочить сквозь нее головой вперед. И как бы вы ни старались, вы выставите перед собой руки. Просто потому, что вы же не дураки, биться головой о стену.

Точно так же можно попробовать ударить себе посильней уголком книги в глаз. Вы не задумываетесь, почему не надо этого делать, не обсуждаете это даже с внутренним собеседником, вы просто этого не делаете. А если обсуждаете, значит, вы еще в мышлении, а не в Образе мира. В Образе мира спорить не с чем. Там все очевидно.

А теперь попробуйте оспорить научную картину мира, к примеру, утверждение, что земля круглая, или что не солнце вращается вокруг земли. И вы почувствуете, что это вполне обсуждаемые предметы. И вы не опровергаете их просто потому, что не нужно, в этом споре больше нет смысла, хотя лет триста назад он возбуждал кровь. Но вопросы эти вполне доступны сомнению. И в этом отличие научных картин и моделей от Образа мира. Они – досужие вымыслы, а он – основа разума и выживания.

 

Вот и Мастыры, если вы умудряетесь их оспаривать, не стали частью вашего Образа мира. Вы их придумали, чтобы отвести глаза другим, чтобы убедить их, что вы хотите делать что-то или решать какие-то задачи, а на самом деле врете.

У образов себя, у Мастырей и образов дел – Мастыр, – могут быть ложные, или лучше, лживые отражения. Они называются Меркоти. Когда нам нужно что-то, мы тут же создаем образ достижения желаемого, и он становится образом дела – Мастырой. А когда нам нужно изобразить, что мы хотим что-то делать, но лишь для отвода глаз, мы вместо Мастыр создаем Меркоть мастыры, ее отражение или тень, которая призвана обмануть окружающих.

Меркоть – это фальшивка, умеющая отводить глаза и прячущая что-то настоящее в своей тени. Что?

Действительную Мастыру, действительный образ дела и само дело, которым вы в это время занимаетесь. Часто Мастырой Меркоти оказывается то, как убеждать других, что Меркоть – это настоящее. И человек может биться за то, чтобы все поверили в ложь, как будто от этого зависит вся его жизнь.

Тогда встает вопрос: что же для него такого ценного в этой лжи?

Когда он просто отводит глаза, а сам сбегает к любимому делу, всё понятно. И даже как-то осмысленно. Если такого человека поймать на лжи, то он непроизвольно усмехнется и признается, что обманывал. Усмехнется он потому, что пытался сделать из других людей дураков, а присутствие дурака вызывает смех. Это свойство разума, его способность лечиться от глупости.

Но вот когда человек жизнь кладет на то, чтобы убедить людей во лжи, это не понятно. И может вызвать сомнение в собственной правоте.

Однако если вы приняли мазыкские понятия, то ошибиться они не дадут. Как только вы почувствовали, что в вашей жизни с другим человеком что-то неладно, вам достаточно осознать, что не ладно для разума может быть только в решении какой-то задачи, значит, в каком-то деле. И тогда вы вправе потребовать от того человека, чтобы он сказал, какое дело он делает. Или просто запросить отчет о том, как он делает то, о чем договорились, или исполняет то, что обещал.

И всё: с этого мгновения вы всегда видите, сделано или не сделано дело. И вас не обмануть. Человек может быть сколь угодно убедителен, но если дело не сделано, он врет. А если не признает лжи, значит, он создал Мастыру лжи, то есть образ дела, в котором он должен вас убедить, что Меркоть, то есть лживый образ дела, который он подсовывает вам, – это настоящее дело.

И вот рождается вопрос: зачем одному человеку нужно заставить другого человека принять ложный Образ мира вместо настоящего?

Это, безусловно, связано с выбором миров. И очень вероятно, что сам он живет в ином мире, чем ваш. А в том мире ложь является истиной. Как в аду, если верить христианству. Там же правит князь лжи. Тогда человек этот заигрался в ловца душ и улучает вашу душу.

Но может быть и такой случай, что он просто болен, и какая-то древняя боль удерживает его в одном из прошлых миров, относительно которого он и строит всю свою жизнь в этом мире. Если боль эта сильна, он перестает замечать, что его жизнь утеряла действенность и превратилась в мечтательность. Он не видит разницу между словами о делах и делами: если он решил зарабатывать, он уже зарабатывает, если он решил кормить семью и ребенка, он уже кормит. Ведь в образах это одно и то же.

В общем, сумасшествие…

Не уверен, поможет ли рассказанное мною научиться думать. Но очиститься от помех и подойти прямо к думанию, безусловно, поможет. Как поможет и подобраться к решению задачи о том, как стать счастливыми.