Глава 2. Виды сообразительности и управляющий образ

Сообразительность - это одна из способностей разума. Для того, чтобы обеспечить выживание человека в мире, например, на земле или в любом сообществе, в котором я оказываюсь, разум создает образы этого мира. Создает он их с помощью другой своей способности - воображения.

Образы эти всегда разного объема и качества. Одни из них крошечные, и хранят память всего лишь о мимолетных ощущениях. Другие огромны и вмещают в себя множество других образов, как Образы миров.

Способность вмещать в себе другие образы является естественной для образов. Даже образы обычных вещей составлены из отдельных образов. Но еще ярче это видно на понятиях, которые не только вмещают в себя много отдельных образов, но еще и обобщают их, а значит, что-то делают с простыми образами, придавая им новое качество. Либо выводя из них некое качество. Но вывести хоть что-то в сознании можно тоже только в виде образа. Следовательно, если понятия, обобщая образы, и выводят какое-то новое качественное состояние, то внутри общего образа этого понятия и добавив к остальным образам новую черту в виде все того же образа.

Способность собирать в себя новые образы и способность что-то с ними делать, в сущности, является способностью управлять образами. На образах-понятиях управление не так ярко заметно. Не ярко оно видно и в Образе мира. Кажется, что он просто содержит в себе все образы, отразившие этот мир. Но если задуматься, то будет очевидно, что Образ мира не просто собирает в себя всё, что я узнал про этот мир, но и располагает эти мои знания вполне определенным и довольно жестким образом.

Располагать жестким или каким угодно еще образом, значит не только управлять образами, но еще и управлять ими с помощью образа.

Русский народ прекрасно видел это и отметил в языке. Когда мы говорим: таким образом мы видим, каким-то образом получается, тем или иным образом мы приходим к… - мы действительно говорим об образе, с помощью которого мы видим, каким это получается или мы приходим. Речь, конечно, идет не о вещах внешнего мира, а о рассуждениях, умозаключениях и образах, позволяющих как-то оценивать, относиться или давать основания для действий. Но это действительные образы и часть из них - Управляющие.

 

Управляющий образ не заставляет действовать. Это не образ действия. Он действует сам и действует он внутри самого себя, воздействуя на содержащиеся в нем образы. Но многие из этих образов содержания могут быть образами действия, и тогда воздействие передается и на меня. Я действую в зависимости от того, как укладываются образы в Управляющем образе.

От Управляющий образов зависят и мои действия, и мое поведение. А это значит, что от них зависит моя успешность в жизни и счастье. По своей сути, Управляющие образы являются орудием достижения тех целей, которые и дают ощущение счастья. В соответствии с видами больших жизненных целей эти образы тоже могут быть разных видов. Как устроены Управляющие образы?

 

В сущности, устройство их просто, хотя может быть и очень обширным. Сутью управляющего образа являются связки рассуждения: если - то. Ребенка с детства начинают обучать сообразительности, закладывая простейшие Управляющие образы. Например, ему говорят: если тебе сказали: нельзя! - значит, нельзя. - А если не сказали, - тут же задает вопрос сообразительный ребенок, - значит, можно?

Этот крошечный пример на самом деле двойной. В нем два примера сообразительности. Первый - это пример простейшего Управляющего образа: если есть запрет, действую по запрету, если нет запрета, действую по желанию.

Сам запрет тоже управляет моим поведением, но это еще не Управляющий образ, это образ запрета. Управляющий образ понадобится тогда, когда возможностей становится много. Например, к этому простому выбору из двух возможностей добавится еще и третье: а когда запрет делается шутливо, например: детям нельзя есть вкусное, иначе родители не успеют его съесть, - то не только можно, а надо есть как можно быстрей. И если ребенок это сделает, это будет уже признаком явной сообразительности.

Но есть и второй слой: ребенку сообщается запрет, а он сам сообразил, что в случае, если запрет не высказан, ему можно. И это тоже оценивается как явная сообразительность. Причем, живущая в ребенке до обучения и воспитания, как кажется, поскольку одни дети сообразительны с рождения, а другие - нет.

 

То, что у этой способности в каждом случае есть своя история, очевидность. Если есть образы, значит, есть время их возникновения. Мы не приносим образы разума с собой из прошлой жизни, мы творим их каждый раз заново. Значит, если у ребенка есть образ того, как увязывать какие-то слова в связки, как это бывает в случае если-то, этот образ увязывания уже имеется в его сознании и, следовательно, был создан раньше.

Но и то, что у разных детей с рождения разные способности к тому, чтобы создавать подобные образы, тоже очевидность. Что говорит о том, что дети либо приходят с разными задатками, либо самое раннее их детство накладывает разные ограничения на простейшие способности разума.

Я вполне допускаю, что в прошлых жизнях один человек работал над своей сообразительностью гораздо больше другого, и потому легче вспоминает, как увязывать между собой понятия. Однако я пока не в силах говорить об этом определенно и с очевидностью. Зато как прикладной психолог я на основании опыта могу говорить о том, что самое раннее детство, включая утробное состояние, накладывает множество ограничений на наши способности.

Что же касается сообразительности, то она рождается из очень простых разумных действий, можно сказать, на уровне истот, то есть простейших образов разума, с которых все и начинается. Для того, чтобы перекрыть работу разума с простейшими образами, вероятно, нужно не такое уж длительное воздействие. Лишь бы оно запрещало именно те действия, которые закладывают основы способности думать.

В итоге появляется крошечный сбой, который ложится в основание всего искусства думать, а значит, так или иначе множится и увеличивается на всех уровнях работы разума. И однажды человек осознает, что туп и несообразителен. А в действительности, он просто болен и ему надо бы чистить сознание.

Сообразительность есть поражение именно сознания, а не мозга и не нервной деятельности. Поэтому органических причин несообразительности не бывает. За исключением, конечно, тех, которые вообще снижают все умственные способности человека, делая его неполноценным. Но собственно у сообразительности нет причин в мозге, как нет и причин помех ей.

Все причины несообразительности - болезни сознания. А значит, несообразительность вполне излечима. Но для того, чтобы понять, что у меня не так, надо сначала создать себе общее представление о сообразительности как таковой. И лишь после этого сличить с этим то, как это у меня. Разница и будет вызвана причиной в моем сознании.

 

Сообразительность же - это способность, когда тебе дан один образ, соотнести его с другим и сделать вывод, благодаря которому улучшится твоя жизнь. Это надо всегда иметь в виду: сообразительность - способность разума, а разум - это орудие обеспечивающее мое выживание. Следовательно, где бы ни проявлялась моя несообразительность - хоть школе, хоть в институте, хоть на работе - она никогда не есть несообразительность в решении отвлеченных задач. Все эти задачи - лишь способы, как ухудшить мою жизнь. Решив их, ты избавляешься от давления учителей или начальства. Поэтому Управляющий образ для решения любой задачи имеет целью улучшить твое выживание и дать ощущение облегчения, покоя и даже счастья.

Если не видеть того, на что действительно направлена работа Управляющих образов, то можно попасться на внешнюю суету тех образов, которыми он управляет, и не понять главного. А значит, и не рассмотреть устройства сообразительности.

Управляющие образы могут быть очень простыми, а могут быть чрезвычайно сложными и объемными. Но их сложность - лишь сложенность из множества возможных выборов и запретов. По своей же сути они все остаются теми же простейшими знаниями о том, как выживать, которые мы вбираем в раннем детстве. В том возрасте мы еще не способны на сложную учебу, поэтому разум закладывается просто, и сообразительность тоже очень проста по своей сути.

Это надо однажды рассмотреть!

Затем мы лишь усложняем и усложняем задачи, но не само устройство сообразительности, как орудия разума. Вся она укладывается в тот пример, что я уже привел: если тебе сказано, что нельзя, значит, нельзя. Нельзя прямо протянуть руку и взять, как хотелось бы. Надо искать другие пути. Нельзя ухудшает мою жизнь. Я буду чувствовать себя счастливым, если получу то, что хочу. Если я нахожу путь, как его получить, я решил задачу выживания.

Но сообразительным я буду считаться только в том случае, если те, кто запретили мне это брать, признают, что я сумел это взять, не нарушив запрет. Запрет - это, высказывание, то есть слова, которые содержат в себе право на наказание. Если я это вижу, я уже способен соображать, я соотношу образы высказывания с образами последствий. Нарушение запрета ведет к наказанию. Тупой ребенок добывает запретное, нарушая запрет, и вызывает наказание. Сообразительный ищет способ отменить запрет.

Запрет - это слова. И это образ.

Следовательно, сообразительность существует в пространстве слов и образов и требует от меня не действий, а умения видеть образы и видеть пути, позволяющие находить образы. Есть образы двери, есть образы замки, и есть образы ключи. Сообразительность - это способность искать ключи к замкам и видеть, когда двери не заперты.

Можно сказать, что сообразительность - это игры со словами. Но вернее было бы сказать, что это игры с понятиями. Поэтому настоящее понимание сообразительности доступно лишь человеку понятливому. Но в самом кратком виде можно сказать, что понятия, в отличие от просто слов, это выраженные в словах возможности действий.

Управляющие же образы - это записи ходов в пространстве, где путешествует моя душа. В Управляющих образах зарисован путь, которым я могу прийти к желанному и обрести счастье. Путей этих несколько, как и соответствующих им видов сообразительности. В "Основах науки думать" я уже показывал, что основных всего три: плутовство, бегство из этого мира и послушание. Или способ жить хозяином своей жизни и своего мира.