Глава 1. Прикладная психология сообразительности

Думаю, все люди хотят быть сообразительными, либо высоко ценят собственную сообразительность. Иными словами, сообразительность – большое поле для психологической работы, чем я является Прикладная наука думать. Поэтому я пишу эту главу для тех, кто избрал быть прикладными психологами, хотя бы лично для себя. Что нужно и возможно в этом деле?

Первое и важнейшее: понять, что сообразительность доступна для совершенствования.

Второе: сообразительность недоступна для совершенствования.

Явное противоречие, возможное только в рамках прикладной психологии. Любой человек, пытавшийся стать сообразительным, налетал на него на собственном опыте. С одной стороны он знает, что вполне сообразителен в чем-то. А с другой, что ему порой бывает очень трудно решать те или иные задачи, требующие сообразительности, и сколько он ни заставляет себя, ему никак не удается научиться решать подобные задачи лучше.

Ответ на эту загадку уже был дан мною в предыдущих книгах: мы весьма сообразительны в своих делах. Иными словами, мы легко учимся соображать в отношении того, что избрали своим жизненным путем. Но очень плохо осваиваем сообразительность иного вида. Наше целеустроение не позволяет нам разбрасываться и тратить силы впустую.

Следовательно, для того, чтобы улучшить свою сообразительность, надо либо осознать и принять свой путь, либо по-настоящему сменить его, избрав иную цель жизни.

Задача прикладного психолога именно в том, как помочь человеку, который жалуется на несообразительность, обрести покой и удовольствие от самого себя. Для этого ему надо помочь избрать цель жизни. И тогда он либо начнет осваивать тот вид сообразительности, который ему был недоступен. Либо поймет, что для счастья у него все есть.

Сменить цель жизни удается редким и очень немногим. Но такое случается. Чаще всего, потому что так сложилась жизнь. Что происходит после этого? Человек целиком отдается этой новой жизни, и его разум принимается создавать и осваивать средства выживания на этом пути. В том числе, и соответствующую сообразительность.

Психолог должен понять и донести до других, что иная сообразительность может быть освоена и будет освоена даже легко, но ты должен всецело отдаться этому! Это не щелкание семечек между делом. Это настоящее горение! Будете гореть, научитесь решать любые задачи.

Но чаще всего психологу придется решать другую задачу: приводить человека в соответствие самому себе. В сущности, помогать ему обрести понимание: он вовсе не глуп и вполне сообразителен, а то, что он, к примеру, проигрывает плутам или не может решать абстрактные задачки из книжек на сообразительность, означает, что он мудр. Точнее, мудр его разум.

Он не хочет разбрасываться, не хочет гоняться за перламутровыми пуговицами и сражается за свой неразменный рубль. В действительности, скорее всего, душа твоя просто чувствует, что задача жизни, ради которой она пришла, поставлена на пределе. Если заигрываться в игры сообразительности, не хватит сил на главное. И она позволяет твоему разуму лишь слегка заглядывать в эти части мира для маленького отдыха.

Иначе говоря, для вашей души другие виды сообразительности не нужны. Они всего лишь отдушины, которыми изредка можно себя побаловать. Не более. Потому и погружаться в другие пути надо не глубже тех задач, что получаются у вас с легкостью.

А потом радостно бежать к главным делам и к главной битве своей души. Какая она?

Для каждого своя, но все они – совершенствование души. Причем, в чем-то таком привычном, в таком надоевшем, поскольку мучает тебя с самого детства, что оно кажется мелким и скучным.

Помочь человеку разглядеть величие и смысл жизни в бытовых мелочах, в привычных слабостях и несовершенствах – суть работы прикладного психолога.

 

Чтобы выйти на действительный разговор о прикладной психологической работе, необходимо владеть теорией, то есть, попросту говоря, видеть то, с чем предстоит работать. Поэтому мне придется вкратце повторить то, что я рассказывал о сообразительности в Основах науки думать.