Глава 7. Управляющий образ бегства

Третий важнейший Управляющий образ и одновременно жизненный путь – это Бегство от этого мира. Именно от мира, а не из мира, потому что убежать из нашего мира никому из таких людей не удается.

В сущности, в этой части, то есть в отношениях с нашим миром, это тоже какая-то хитрость. Избрав убежать из него, люди, тем не менее, продолжают жить в мире и за счет мира. Но это не плутовство, это такая же хитрость, как у философов: чтобы философ смог добывать для общества мудрость, общество должно обеспечить ему возможность заниматься философией.

Вот и существование людей, живущих в состоянии побега из этого мира, каким-то образом выгодно человечеству. Вероятно, даже необходимо, как и существование философов. Зачем? Наверное, на всякий случай. Иначе, на случай такой беды, когда наш мир погибнет или слишком изменится, так что станет невозможным прежний способ выживания. Вот тогда спасение придет от тех, кто исходно искал иных путей и иных способов жить.

При этом Бегство сильно притягивает плутов, и многие из них живут под видом таких открывателей нового и неведомого, творя ненужное и непонятное. Последний век дал множество примеров подобных псевдонаук, начиная со всем известной кибернетики и множества странных видов искусств. Во всех отраслях науки до сих пор процветает подобное шарлатанство. Ярчайшие примеры – психология и программирование.

Как это возможно?

Бегство, как управляющий образ сообразительности обучает решать ненужные и бесполезные задачи. Задачи на сообразительность, как это называется. Люди с увлечением пишут книги, наполненные такими задачками, в которых надо не просто что-то посчитать, а рассмотреть скрытую хитрость. Либо сопоставить различные картинки, и обнаружить в них логическую закономерность.

Точно так же множество ученых творят какие-то исследования только ради самих этих исследований, совершенно не заботясь о людях. И если в итоге исследования получится что-то, что оказывается возможным использовать в быту, для них самих это чудо.

Однако это творчество отнюдь не бесполезно. Оно зачем-то нужно людям, и мы все с удовольствием наблюдаем за ним. Это особенно заметно по одержимым художникам всех видов искусств. Вдруг человеку втемяшивается в голову, что надо обязательно нарисовать или описать, или записать нотами нечто, что никто еще не описал. И он делает это, и получает сущую дрянь. Вроде черного квадрата Малевича. Но все знают, что это шаг за предел, за границу изведанного мира. Хотя и в тупик.

Тупик – не тупик, а шаг этот должен был быть сделан. И мы восхищаемся его создателем.

Вот это и приманивает плутов. Если обычно они видят своими противниками ограниченное число людей, то с помощью такой фомки, как вам понятный управляющий образ Бегства, им удается вскрывать огромные сообщества вместе с их кошельками. Большинство компьютерных программ, широко разошедшихся по миру, примеры такого плутовства. Особенно бухгалтерских.

Люди не понимают этих творений, но вынуждены с этим мирится, поскольку просто сомневаются в себе и своем праве судить. Ведь это делали люди особенные, не от мира сего, поэтому нам не всегда дано понимать их и их произведения. Надо просто смирится и с трудностями, и собственной ограниченностью.

Ограниченность в данном случае – это не умственная отсталость, а именно граница мира, внутри которой мы учились соображать. А то, что творят в сообразительность Бегства – принесено из-за его границы. Действительные служители Бегства – это разведчики и добытчики, которые приносят что-то странное из своих внеземных походов. Это данность, и с этим ничего не поделаешь. Надо просто принять, что принесенное творил иной разум, от него ничего нельзя требовать, его можно только постараться понять и принять, как таковой.

Это же отношение переносится и на творения плутов. Мы тоже пытаемся их понять, но сдаемся и принимаем, как есть. А не стоило бы. Ведь это всего лишь инструменты для жизни в этом мире. В них нет ничего особенного и не от мира сего, кроме личности самого плута. Да и та лишь маскируется под гения, в действительности же оставаясь не только земной, но детской, какой была создана десятилетия назад.

Путешественник за границы мира чаще всего бесполезен, и потому общество не в силах оценить его труд при жизни. Надо еще дорасти до его открытий, повзрослеть до понимания. Поэтому, Управляющий образ Бегства необходим человечеству, чтобы оно могло взрослеть. Он создает пространство взросления.

Плутовская подделка под него, задерживает наш рост, удерживая в детстве. Это паразитарное заболевание человечества. Но это же лучшая школа для познания себя. Плуты – это чародеи, мастера набрасывания морока и усыпления. Тот, кто хочет пройти к себе, должен научиться видеть этот морок и решать плутовские задачи, упрощая их до разумных.

Что же касается Бегства, То и оно необходимо нам. Конечно, не каждому дано развить этот вид сообразительности, поскольку у всех нас свои задачи и жизненные цели. Но все мы однажды должны вернуться Домой. Туда откуда приходят на землю наши души.

Чтобы не забыть пути и не забыть как ходить путями души, время от времени необходимо позволять душе играть в те игры, которые сочиняют Хранители Бегства. Они, в сущности, жрецы чистой сообразительности, не привязанной ни к чему, кроме крыльев души. Их путь – отдушина для нас. Отдушины – это те места, где души отдыхают, чтобы набраться сил для главных своих битв.

Но сначала надо понять, какая же битва для тебя главная.