Глава 6. Выплясывание

Выманивать игривую сущность своего любимого можно разными способами. Но лучше владеть всеми и применять их в сочетании, а точнее, именно те, что нужны, и тогда, когда нужно.

Все приемы выглядывания в игре, но игра бывает разной, иногда с трудом различимой, как это и происходит в выплясывании. Выплясывать, значит, выманивать на игру плясом. Но пояс тут весьма особый, порой почти невидимый, но вызывающий однозначный отклик у другого.

Что такое пляс? Любой пляс – это какие-то движения. Причем, частью видимые, телесные, а частью невидимые, душевные. Вторые важны при выплясывании. Если приглядеться к народным пляскам, то они делятся на мужские, женские и смешанные. Мужские наполнены силой. Их задача не только показать ловкость и слаженность, но и воинственность мужчин нашего племени. Значит, жизнеспособность народа. Женские плясы больше наполнены красотой, но и они должны подчеркнуть жизненность племени. Поэтому женщины показывают в плясе свою способность плодоносить, и свое умение прокормить детей – большинство женских плясов повторяют привычные бытовые рабочие движения. Смешанные пляски – это откровенные ухаживания, чрезвычайно близко повторяющие ухаживания звериных или птичьих самцов за самочками. Таковы Тимоня, Ворыхан, Голубок. Да и знаменитый Комаринский попал под опалу за неприличность своих движений. Движения ухаживания, да еще подражающие зверям или птицам – это в чистом виде выманивание прячущихся в нас зверушек. Однако прямое повторение их движений встречается весьма нечасто. Чаще эти движения скрыты за самыми начальными телодвижениями, которые почти не выпускаются наружу. Они лишь намекают противнику, что ты предлагаешь ему любовную схватку.

Именно схватку. От всего остального он может отказаться под предлогом усталости или занятости. Но схватка, бой, поединок – это угроза и опасность. Они непроизвольно включают разум и заставляют сражаться за жизнь. А значит, ожить.

 Как только  жизнь  приливает  в  тело,  возможно плодоношение, любовь и продолжение рода. Именно такой отклик и должны вызывать ваши телодвижения, когда вы выплясываете своего любимого или любимую. В сущности вы изображаете таким телодвижением угрозу, а она заставляет противника либо приготовиться к бегству, либо начать защищаться. Уклоны и ответные нападения и составляют суть любого смешанного пляса, если вглядеться, соответственно, и выплясывания.

Вообще, женщинам очень важно, как движется их мужчина. Они имеют вкус к этому, скрытый даже от них самих. Но для них чрезвычайно важны любые танцы, и даже тогда, когда мужчина давно скучает от танцев или считает их утомительным занятием, женщина не откажется потанцевать.

Мужчины и хуже видят, как движется женщина. Но если какая­то женщина, особенно чужая, движется правильно, и правильно, как это называется, несет себя, они мгновенно возбуждаются и начинают за ней ухлестывать. Или, по крайней мере, провожают взглядом, как говорится, с интересом. 

Это замечали все, но почему-то мало кто переносит в жизнь. Как будто мы бережем эту способность привлекать движением для чужих, то есть для измены.

Очевидно, что это связано с тем, что близкие приедаются друг другу. Они когда-то испытывали страсть, и тогда тянулись друг к другу телами. Как только тела насытились, страсть ушла, и завоевывать друг друга стало не надо. Да и чего ее завоевывать, если она уже ждет тебя в кровати?! Тут не то, что нет интриги, а наоборот: ты устал, но должен исполнять свой супружеский долг, который давно стал постылым…

Если такое случается в жизни, значит, вы сошлись только телами, и вам безразличны души друг друга. И даже хуже, ­ вы давно удавили в своем близком душевные проявления, чтобы они не мешали вам жить скотом.

Да, вот беда и судьба тех, кто забыл самопознание: их зверушки вырастают и превращаются в скотины. И счастье у них, если оно бывает, становится скотьим. Для него не много надо: сытость, тепло и чтобы не беспокоили… Если вы хотите другого счастья, выплясывание нужно как раз  затем, чтобы лишать покоя.

Его задача – возвращать жизнь и побуждать к ее продолжению. В сущности, оно и признак вечной молодости души.