Глава 1. Способности – о чем это я?

Существует целая наука – психология способностей. Вернее, лженаука. Нельзя говорить о способностях или качествах, не определив, чего они качества или способности. Наука, именующая себя психологией, то есть наукой о душе, но в действительности душе враждебная и ничего о ней не знающая, не может говорить о душевных способностях. Если её предмет – высшая нервная деятельность, значит, она должна изучать способности нервов, то есть тела.

Однако речь в этой науке идет о памяти, сообразительности, воображении, творчестве. Являются ли они проявлением телесных качеств или телесной природы? Даже сами авторы этой идеологической науки сомневаются, хотя и предпочитают обходить эту тему.

Телесные способности – это вполне определенный предмет, очевидный для любого непредвзятого человека. Тело может двигаться, питаться, очищаться, продолжать род, противостоять болезням. Когда речь идет о болезнях, становится очевидно, что такое способности, свойства или качества тела. Оно умеет бороться с болезнями, даже отключая для этого сознание. Это очевидно. Как и то, что у одних сопротивляемость выше, а у других ниже.

Если вдуматься в этот пример, то станет очевидным, что у нас есть вполне твердое понятие о телесных способностях. И если совершить усилие, это понятие можно высказать. А затем уточнить.

Это необходимо отметить себе осознаванием, чтобы впоследствии сходу узнавать, когда речь идет об иных способностях, к телу не относящихся.

 И вот рождается вопрос: так какие же способности хочу раскрывать в себе я? Телесные? Душевные? Или какие-то еще? А еще существуют? Есть ли что-нибудь, кроме тела и души? И если для вас есть, то поймите, насколько узка, насколько не относится к способностям академическая наука, если для неё есть только тело! Добавление души неимоверно расширяет предмет разговора. Но язык наш знает не только выражение «душевные способности», но и «способности духовные».

Что же получается: природа способностей не может не быть связана с моей природой, то есть с природой человека. И если для вас природа ваша только материальна, вы можете развивать только ее, то есть способности телесные. Если же ваше понятие о способностях подсказывает, что вы хотите чего-то иного, вам придется либо отказаться от материализма и признать душу и дух, либо придумать, как желаемые способности вписываются в тело, то есть в  вещество.

Без такого объяснения вам не получить необходимой для действий теории. Теория – это не набор трудночитаемых инструкций. Теория в переводе с греческого – это созерцание. Действовать без теории – значит совершать усилия вслепую. Следовательно, вам придется либо раскрывать какие-то способности в потемках, наугад, либо сделать усилие и рассмотреть то, что вы хотите в себе раскрывать и совершенствовать. Если вы не видите то, над чем работаете, вы обречены на неудачу. Теория необходима.

Способности не существуют сами по себе, не висят где-то в бескрайних просторах космоса. Это ваши способности, значит, они связаны с вашей природой. А скорее, просто есть проявление нашей природы. И даже больше: они всегда есть, как свойство, присущее этой природе, но до поры скрытое от меня самого, и их надо просто раскрыть, что и отразилось в языке.

Способности, которые вы хотите раскрывать – это не что-то сверхъестественное, что доступно только особым людям. Это наша природа, но природа, воплощенная в не самые совершенные тело и душу. Она - как товары, которые произвел мастер, - они, в сущности, есть деньги, вот только их еще надо продать.

Чтобы раскрыть способности, нужно понять, природа чего в вас содержит их в себе. И работать с этой природой. Всё, что содержится в любой моей природе, в сущности, уже есть у меня. Его только надо раскрыть.

 К сожалению, для этого свою природу надо бы знать. А мы, мало того, что исключаем из рассмотрения её изрядные части, так ещё и ленивы и нелюбознательны. Нам кажется, если упереться и бездумно сделать какие-нибудь упражнения по образцу, созданному какой-нибудь йогой, тантрой или практической психологией, то и раскроешь чего-нибудь. Очень даже вероятно, что и раскроешь. Даже такое тупое и слепое усилие без малейшего понимания награждает искателя.

Это значит, что природа наша так истосковалась по усилию, поиску, желанию вырваться из скотского сосуществования тел, что готова откликнуться и на такой зов. Однако лучше идти зрячим.

 

Но тут появляется еще одна помеха, можно сказать, философская или метафизическая. Чтобы раскрывать какую-то способность в себе, о ней, по меньшей мере, надо знать. А как знать, если до раскрытия она скрыта в моей природе, и я её просто не вижу?!

Правда, многие искатели способностей живут от обратного: они не очень-то задумываются о том, что такое способности и откуда они берутся. Их не слишком занимает природа этих способностей, а тем более, связь с какой-то иной природой. Они просто хотят чего-то достичь или уметь и принимаются обучать свою природу этому, предполагая, что если усилие будет достаточным, то у них начнут получаться чудеса.

Осла можно сильно изнасиловать, но крылья у него вырастут только в том случае, если они есть в его природе. Пегасы от ишаков не рождаются. И способности не появляются от того, что вы себя чему-то научили. Даже когда нам так кажется, мы просто не различаем причин и следствий. Вы заставляли себя, учили, насиловали, но если в вашей природе эта способность не заложена, у вас так ничего и не вышло. А если вышло, значит, способность была, и вы её просто раскрыли.

Знать свою природу перед тем, как приступать к усилиям, совсем не лишнее. И видеть таящиеся в ней способности просто необходимо. Однако, пока мы не видим их, мы слепы и видеть не можем. Нераскрытая способность не видна, а если она стала видна, значит, она уже раскрыта, пусть и не полностью.

Противоречие, повторяю, метафизическое, значит, лежащее за пределами физики, то есть моей телесной природы. Противоречия такого рода выглядят непреодолимыми. Но только потому, что мы и пытаемся решать их метафизически, за пределами физики, что на деле означает рассуждением. А решаются они в физике, то есть в природе. Природа рассуждения не знает.

Природа признает лишь действия и усилия. Именно так решают задачу раскрытия способностей те, кто не задумывался о теории, кто просто действовал по образцам.

Это не значит, что их путь верный. Он проще. Но образцы то для них кто-то создавал! Иначе говоря, перед простыми парнями все-таки должен пройти кто-то думающий и пытающийся понять. Но идти ему придется не вслепую и не рассуждая, а пробуя и осмысляя. Для этого существуют приемы.